Журнал 
Максима 
Есаулова

Редактор сценариев. О профессии от первого лица.

Екатерина Попечителева – редактор, который уже 8 лет работает с соавторами сценарной мастерской Максима Есаулова. В этом месяце Мария Зинченко встретилась с Екатериной и поговорила об особенностях работы редактора.

 

Расскажите, пожалуйста, как Вы стали редактором.

Я окончила факультет журналистики в Санкт-Петербурге и 10 лет работала в сфере рекламы и PR. Потом жизненные обстоятельства сложились так, что я переехала в Москву, окончила сначала Высшие курсы сценаристов и режиссёров, и по первому киношному образованию я сценарист. Мне очень повезло, у меня были замечательные мастера Людмила Владимировна Голубкина и Олег Дорман. Это было очень счастливое время и казалось, что теперь открыты все дороги. Но наступил кризис 2008 года, и я решила пойти учиться дальше, только уже во ВГИК. Я выбрала продюсерское отделение. ВГИК позволил попасть в правильную «тусовку». Всеми базовыми профессиональными связями я обязана именно ВГИКу. И уже в конце первого курса меня пригласили редактором в компанию «Форвард Фильм». Сейчас как редактор я работаю со многими продюсерскими и производственными компаниями и самостоятельными авторами. Но я, наверное, не совсем обычный редактор в классическом понимании. Я, скорее, сценарный доктор, который пишет замечания и предложения по материалу авторам, а также режиссерам и продюсерам.

А как получается совмещать работу редактора и сценариста?

Если честно, не знаю. Это, наверное, уже привычка. Я как-то очень быстро поняла, что на красной ковровой дорожке никто никого не ждет с караваями. Чтобы чего-то добиться, надо много работать и постоянно развиваться. Поэтому если есть работа, надо работать. А еще любить людей и стараться их слышать и слушать. Это важно.

А что вы делаете для профессионального развития?

Как автор, в первую очередь, я стараюсь не пропускать профессиональные мастер-классы, не только сценарные. Например, одним из лучших для меня мастер-классов в этом году был мастер-класс оператора Михаила Кричмана. Такие встречи меня очень здорово вдохновляют. Учебники тоже, конечно, читаю. Но энергия от человека, который нашел себя и делает свое дело, для меня лично гораздо функциональнее. Ну и, конечно, надо много смотреть. Кино и сериалы. Это минимум. В идеале надо следить, чтобы аппарат, отвечающий за творчество, не закостеневал. Много читать разной литературы, классики и современной. Ходить в театр. Посещать выставки, концерты… В общем, я сейчас начну говорить скучные и банальные вещи. Но все это работает.

Как редактора Вас можно назвать проводником между автором и продюсером? Чью сторону Вы занимаете?

Я всегда принимаю только одну сторону, сторону проекта. Авторы, продюсеры и режиссёры, с которыми я работаю, знают, что моя основная функция - сделать так, чтобы проект был интересным. И на этапе обсуждения корректно и доходчиво донести свои мысли и замечания. При этом я всегда отдаю себе отчет в том, что последнее слово – за человеком, который принимает решение и несет ответственность за качество проекта. Чаще всего это продюсер. Но иногда случается, что это режиссер.

Каких ошибок следует избегать сценаристам?

Про это написано много разных книжек и сказано много правильных слов, поэтому я не хочу останавливаться на очевидных вещах. Но раз мы с вами встретились в офисе Максима Есаулова, он как раз - очень хороший пример того, каким сценарист должен быть. В первую очередь, у Максима есть одно важное качество: он умеет слышать и учиться. Даже несмотря на то, что он известный и состоявшийся автор, за спиной которого огромная фильмография, он прекрасно понимает, что в современной системе кинопроизводства очень важно себя ощущать не отдельной творческой единицей, надо чувствовать себя частью производственной цепи и членом команды. И еще, это вообще отдельный бальзам на душу редактора, ни у кого из авторов группы Есаулова не бывает ошибок в профессиональных полицейских моментах. Большинство из них бывшие сотрудники правоохранительных органов, поэтому лажи в детективном материале быть не может. То есть опер никогда не будет делать работу следователя и наоборот. А это самая распространенная ошибка всех наших российских сериалов и фильмов. Про костюмы, документы, звания я вообще молчу, это чаще всего за гранью добра, зла и здравого смысла. Но такого быть не должно. Потому что подобные сценарные и режиссерские небрежности влияют на доверие и лояльность зрительской аудитории.

Какой тип авторов - самый тяжёлый?

Самый тяжёлый - это автор, который считает себя гением. Не хочет быть гибким и развиваться. Авторам можно и нужно спорить. Можно защищать себя и материал, но это никогда не должно перерастать в конфликт, надо стремиться к диалогу.

За что авторы не любят редакторов?

Я лучше пример приведу. Ты месяц убирал квартиру, стены драил, зеркала натирал, полы мыл. И вдруг открывается дверь, появляется архитипичная тетя-доктор из советской поликлиники. И давай чесать в своих мокрых сапогах по твоим чистым полам. Трогать зеркала руками, которые она, конечно, и не думала мыть. Возмущенно вздыхать, что «и ложечку не подготовили». А ты стоишь такой обнаженный и беззащитный. Обреченно открываешь рот для ложечки, подставляешь спину под холодный стетоскоп и молишься только о том, чтобы поскорее это закончилось, и тебе выписали вожделенный больничный. Но нет, ты вынужден слушать и про увеличенные миндалины, и про хрипы в легких, и про слабые мышцы спины, которые не держат позвоночник… Вот примерно так обычный автор чувствует себя, когда редактор разбирает его материал и присылает замечания. И это очень даже здоровая авторская реакция. Ты старался (или делал на отстань – это в данном случае не важно, чувства все равно одинаковые), писал сценарий. А на тебя обрушивается, как кажется автору, критика. Необоснованная. Профессиональные авторы в такие моменты считают до 10 (иногда до 100, а иногда бегут за 100 граммами, у каждого свои способы), стараются понять, какие моменты в замечаниях были вкусовые, а какие по делу. И пишут ответ. Авторы непрофессиональные или авторы-гении пишут в ответ длинные письма о том, что все вокруг козлы, а он Д’Артаньян. По опыту работы, продуктивный – только первый вариант. Автору, а также режиссеру и продюсеру очень важно понимать, что хороший редактор своей работой помогает, а не мешает. И, самое главное, не хочет никого обидеть и самоутвердиться. Но это доступно только очень продвинутым и просветленным авторам. Это такой специальный уровень «супер профи = больше не злюсь на редактора» - Какие ошибки допускает редактор? - Мне кажется, самая основная ошибка - не заморачиваться о чувствах автора. Я знаю, что чувствует автор, когда отправляет мне материал. Вот, например, с Максимом мы работаем 8 лет. Я знаю, что он мне доверяет и всегда внимательно относится к моим замечаниям. Но я все равно стараюсь очень тщательно выбирать слова своих замечаний и предложений, чтобы это было не только понятно, но, в первую очередь, максимально легко эмоционально и психологически воспринималось. Еще одна общая ошибка редакторов, что они пытаются быть соавторами. Нужно всегда помнить свой функционал. Редактор пишет замечания и вносит предложения. Он не пишет сценарий вместе с автором, если это не регламентировано договором. Авторитарный редактор, который диктует автору свои мысли, заставляя подгонять под свой формат и свои вкусовые пристрастия, всегда совершает большую профессиональную ошибку, потому что это не его материал, как бы ему этого ни хотелось. Третья ошибка редактора – быть оторванным от производства. Сидеть в теплом офисе и строчить замечания – это только часть работы. Надо знать весь производственный процесс, общаться с цехами, даже с актерами и композиторами, если этого требует процесс. Выезжать на съемочную площадку. Иногда просто, чтобы увидеть, как оживает и визуализируется то, что вы с автором в муках рожали последние месяцы.

Бывает ли интересно читать текст?

Конечно. В идеале вообще все сценарные материалы должны быть интересными. Но бывает и такое, что история есть, а сценария нет. Ты читаешь и видишь только слова на экране. И твоя работа как редактора отчасти и заключается в том, чтобы понять, может ли материал стать сценарием. А, если может, что надо «починить», чтобы все получилось.

Почему продюсеры говорят, что очень мало хороших сценариев?

Потому что это правда. По-настоящему хороших сценариев мало. Так получилось, что сценарную школу в России мы потеряли, а новая на развалинах еще не выросла, в отличие, кстати, от режиссерской и операторской. Сейчас в профессию приходит очень много ярких и интересных людей, режиссеров и операторов, профессионалов своего дела. И постпродакшн у нас сейчас реально сильный. Есть очень крутые ребята почти голливудского уровня.

Бывает ли у Вас так называемый писательский блок - когда не можешь писать?

Мне кажется, он у всех бывает. Это нормально. Главное, не путать это с бытовой ленью и отдавать себе отчет – тебя реально клинит, или просто ничего не хочется делать. В любом случае, никто ничего нового здесь посоветовать не может. Только включить компьютер, открыть документ и начать писать. Через не хочу и не могу. Ну и мотиваторы тоже обязательно должны быть. У каждого они свои. Мне помогает музыка.

Есть ли усталость от сцен насилия в полицейских сериалах?

Моя работа на детективных сериалах, да и вообще, работа редактором, началась в компании «Форвард Фильм». Там над столом художественного руководителя висел стишок «В подворотне проститутку режет пьяный маньячина. НТВ вас поздравляет с Днем Святого Валентина». Вот с таким слоганом уже 9 лет и работаю. А, если серьезно, на самом деле, у меня страшная профессиональная деформация и зацикленность на теме. Правда, детективы, которые я пишу сама – без натуралистичных жестоких и кровавых сцен. Но как редактор я читаю разные материалы. И как нормальному человеку, и как женщине не все сцены даются мне легко, особенно сцены насилия над детьми. И моя работа как редактора не допустить, чтобы на экране насилие было ради насилия. И трэш ради трэша. Это очень редко бывает уместным и обоснованым.

Хотели бы Вы стать продюсером?

У меня уже есть опыт работы исполнительным продюсером. И у меня есть задумка проекта, в котором я обязательно поучаствую как продюсер. И, вообще, не исключаю, что я когда-нибудь снова вернусь к продюсированию. Но не сейчас. Сейчас у меня «ёлки». Как в анекдоте про актера, играющего Деда Мороза, которому в декабре позвонил Спилберг и пригласил на съемки. Или, как любит говорить в такие моменты Максим Есаулов, «…институт, экзамены, сессия».

Что вы могли бы пожелать или посоветовать авторам группы Максима Есаулова?

Я хотела бы, пользуясь моментом, всех авторов группы и особенно авторов, которые знают, что такое оперативная работа не понаслышке, поздравить с наступающим Днем милиции – именно так, используя старое и привычное название. От всей души поблагодарить всех за работу и пожелать новых интересных проектов, финансовой стабильности, постоянного ощущения принадлежности к команде, еще – чувства дружеского плеча коллег.

Комментарии

Какое интересное интервью! Спасибо большое!

Добавить комментарий